Культура

Раскрыта тайна смерти Валентины Легкоступовой. Эксперты

Раскрыта тайна смерти Валентины Легкоступовой. Эксперты

Начиная со 2 сентября 2020 года в сети бушуют обсуждения таинственной смерти певицы из 90хх – Валентины Легкоступовой. Артистка набрала свою популярность благодаря хиту «Ягода малина нас к себе манила и в гости нас звала». Как сообщают медицинские эксперты певица обрела свой последний выдох при мистических обстоятельствах, это случилось через месяц после свадьбы с Юрием Фарсовым.

Медики сообщают, что певица скончалась в достаточно молодом возрасте и в полном здравии. Смерть наступила в самый разгар пандемии, но не от короновируса. Как сообщается в хрониках МВД певица скончалась в наркологии при попытках вывести ее из состояния хронического запоя. При этом все окружение певицы, как и ее новый супруг Юрий Фарсов говорят, что артистка не пила вообще и даже имела индивидуальную непереносимость алкоголя.

Врач нарколог, который ранее лечил супругов анонимно поведал в СМИ, о том что семейная пара посещала клинику еще до своей свадьбы. Об этом доктор дал интервью изданию «Комсомольская Правда». Как сообщил врач – яхтсмен Юрий Фарсов ложился в наркологическую клинику по три раза в год в отделение 17 наркологической больницы. И уже спустя время к нему присоединилась его супруга.

Редакция МоскваНьюс обратилась за разъяснениями по инциденту к Директору анонимного реабилитационного центра Profreab Дмитрию Емельянову с одним вопросом. Насколько правомерно и этично разглашать врачам личные данные медицинского содержания в СМИ или любой другой публичный доступ? Можно ли держать такие данные например на сайте в открытом доступе?

«Добрый день! Вы не первые, кто обратился ко мне с таким вопросом. Ситуация действительно предельно личностная и глубоко интимная. Лично я даже не могу себе в уме представить такую ситуацию, как если бы я или кто-то из моих медицинских коллег допустили бы что-то подобное. Алкоголизм и наркологические вопросы – это личная проблема человека, и если человек осознал свои особенности и начал с ними работать, то это не должно быть обсуждаемо где-то в сетях или СМИ ибо может способствовать рецидиву. 

Именно поэтому мы специально отказались от работы в России и сфокусировались строго на европейских площадках. Это полностью выводит нашу деятельность из-под юрисдикции России. И как реабилитационный центр, мы полностью закрыты от любых попыток достать индивидуальную инсайдерскую информацию о наших резидентах любыми способами. Неважно для каких целей делается запрос – наша задача максимально защитить нашего доверителя и постояльца от лишних глаз. Это даже с точки зрения культуры и этикета – неприлично. Хотя надо отдать должное, что любителей покопошится в чужом белье их очень много. Мы используем секретные протоколы конфиденциальности, которые полностью исключают утечки, подобные тем, что произошли у наших коллег из Больницы.»