Культура

Дима Билан о съемках в фильме “Герой”

Дима Билан о съемках в фильме “Герой”

To me this film got the incredible opportunity to stay on the run, think and move yourself at a time when there were the terrible events of war and revolution. Earlier it was hard for me to imagine that those people existed, that they are not fiction, not lines in a history textbook.

There was a time when on a film set I was looking at the revolutionary sailors, wore ammunition belts. They smoked, exchanged cheeky jokes, picked on passers-by. And I suddenly felt anxious atmosphere of the time. It’s like my blood was boiling with indignation and anger. Then I felt his character, understand how it should be. And when I found out from his uncle of our ancestor, the retired Cossack Dementyev, I realized that I have the right to act in this film more than someone else.

Дима Билан снялся в фильме Герой

For this role I had to learn many new skills. I took riding lessons, studied fencing. Not just were given a military bearing and manners to keep his back straight, to do the bow. It was difficult to combine the two roles of captain Dolmatova and his offspring, our contemporary.

After filming I realized one thing. The most important scenes – not the ones that come easily. Forget about them. And those episodes where it was necessary to strain all forces, to overcome, to do ten takes of – they bring the most vivid satisfaction. And no matter how hard filming, now it’s time we remember how very happy.

Дима Билан снялся в фильме Герой

Дима Билан о съемках фильма “герой”. Репортаж будет с презентации фильма.

Мне этот фильм дал невероятную возможность остановиться на бегу, задуматься и переместить себя в то время, когда происходили страшные события войны и революции. Раньше мне трудно было представить, что те люди существовали, что они не выдумка, не строчки в учебнике по истории.

Был момент, когда в съемочном павильоне я смотрел на революционных матросов, перепоясанных пулеметными лентами. Они курили, обменивались наглыми шутками, задирали прохожих. И я вдруг ощутил тревожную атмосферу того времени. У меня словно закипела кровь от возмущения и злости. Тогда я почувствовал своего героя, понял, каким он должен быть. А когда я узнал от своего дяди о нашем предке, заслуженном казаке Дементьеве, я понял, что имею право сниматься в этой картине больше, чем кто-то другой.

Для этой роли пришлось освоить много новых навыков. Я брал уроки верховой езды, учился фехтованию. Не просто давалась военная выправка и светские манеры – держать прямо спину, делать поклон. Было трудно соединить две роли, ротмистра Долматова и его потомка, нашего современника.

После съемок я понял одну вещь. Самые важные сцены – не те, что дались легко. О них забываешь. А те эпизоды, где приходилось напрягать все силы, преодолевать себя, делать по десять дублей – они приносят самое яркое удовлетворение. И как бы ни было тяжело на съемках, сейчас это время вспоминается как очень счастливое.