Общество

Борьба за суррогатного ребёнка дошла до Верховного суда

Борьба за суррогатного ребёнка  дошла до Верховного суда

Одно из самых нашумевших дел последнего времени, в котором фигурирует одна из участниц списка Forbes, председатель совета директоров банка «БКФ» Ольга Миримская, дошло до Верховного суда. Банкирша намерена лишить материнства мать грудной малышки, основываясь всего лишь на копиях документов, а именно – копии договора о суррогатном материнстве.

Если суд пойдет навстречу богатой истице, такое решение станет ударом не только для матери малышки, но и для многих россиян.

Договор о материнстве

Известную бизнес-вумен  Ольгу Миримскую и мать 11-месячной малышки, Светлану Безпятую, связывает не только общее судебное расследование. Якобы в свое время Миримская и Безпятая заключили договор о суррогатном материнстве. Заказчик в лице председателя совета директоров банка «БКФ» обеспечивала суррогатную мать жильем, покрывала расходы на лечение и пропитание Безпятой и ее семьи – мужа и 15-летней дочери. Но после рождения ребенка Безпятая и ее супруг решили оставить малышку себе.

Однако Ольга Миримская решила все-таки добиться своего и забрать ребенка. Тогда банкирша обратилась в суд и заявила, что ребенок принадлежит ей и должен быть ей передан на основании копии договора о суррогатном материнстве, даже не смотря на то, что факт подписания этого документа отрицает и сама Безпятая, и клиника, на базе которой якобы был заключен договор. Как утверждает Безпятая, в день, когда якобы был подписан договор, копией которого оперирует в суде Миримская, ее и вовсе не было в Москве. Адвокат же Безпятой отмечает, что оригинал документа, на основании которого у матери хотят отобрать рожденного ею ребенка, так и не был предоставлен в суде.

Все заседания суда проходили в закрытом формате. В результате сначала первая инстанция – Пресненский районный суд – признал Миримскую матерью. Затем и Мосгорсуд принял сторону банкирши. 

«Я не верю в беспристрастность и объективность действий и решений представителей власти, принимающих решения в этом деле», – заявляет Наталья Расулова, адвокат Светланы Безпятой.

«Права моей доверительницы как стороны спора ущемлялись многократно, ни о каком равноправии и состязательности сторон в ходе судебного разбирательства речи не шло. Суд удовлетворял почти все ходатайства представителей истца и отказывал во всем представителям других участников процесса, не предоставил возможности Светлане лично участвовать и давать показания и принял решение по копиям документов.В итоге было вынесено беспрецедентное по своей незаконности судебное решение. В апелляционной инстанцииситуация не изменилась, суд остался на стороне истца, закрыв глаза на явные противоречия в доказательствах. Помимо этого, против моей доверительницы было незаконно возбуждено уголовное дело, в рамках которого она была объявлена в международный розыск и, таким образом, потеряла возможность высказывать свою позицию лично даже в письменной форме.Огромное количество нарушений и незаконных действий, совершенных в ходе всей этой истории сотрудниками органов государственной власти, на мой взгляд, свидетельствуют о наличии у этих органов власти заинтересованности в исходе дела. Однако пока попытки установить факты заинтересованности и наличия корыстных целей у представителей власти не увенчались успехом, поскольку все мои обращения и жалобы остаются без ответа.В связи с сомнениями в беспристрастности суда, мною был заявлен отвод судье, однако и он был отклонен», – рассказывает юрист Светланы.

Важно отметить, что по закону передача ребенка возможна только с согласия родившей его матери. Об этом говорится и в решении Конституционного суда № 880-О от 15 мая 2012 года. Выходит, что по решению суда ребенка можно забрать у родившей его женщины вопрекиее воле, закона и решению Конституционного суда? Примечательно, что и договора-то для передачи прав на ребенка нет: глава клиники, где якобы проводилась процедура ЭКО, в своих показаниях отмечает, что «договор о суррогатном материнстве … в интересах Миримской и иных лиц не заключался. Оригинала данного договора в клинике нет. Этот договор у нас в реестре договоров не числится. Оплаты по нему не получали».

Кроме того, и детский омбудсмен Павел Астахов считает, что приоритет на материнство остается за родившей ребенка матерью. Об этом он накануне заседания Мосгорсуда заявил в эфире РЕН ТВ.

«У нас в законодательстве установлен приоритет женщины, которая выносила и родила ребёнка», – сказал Астахов. Известно, что аппарат уполномоченного по правам ребенка направил обращение с призывом не допускать нарушения прав девочки.

Но Мосгорсуд детского омбудсмена не послушал.

Сейчас дело находится в Верховном суде и, по словам юриста Натальи Расуловой, именно там закон должен восторжествовать. С целью добиться законности и справедливости «я, как представитель Светланы, намерена подавать жалобы в международные судебные инстанции, а также продолжать писать обращения с целью привлечения внимания к делу, выявления фактов взяточничества и разоблачения лиц, причастных к возможным коррупционным схемам в этом деле», – уверенно говорит юрист.

Нет решения на родине

Тем временем разрешить этот спор в России представляется сложным еще и потому, что у нас в стране нет такого закона, который бы прозрачно и справедливо регулировал  взаимоотношения, права и обязанности суррогатной матери и биологических родителей.

Да, суррогатное материнство обрело коммерческую базу с момента вступления в силу закона «Об основах охраны здоровья граждан Российской федерации».

Проблема заключается в том, что законодательство о суррогатном материнстве разные суды могут трактовать по-своему. В итоге сегодня ни одна из сторон, которые заключают суррогатные договоры, не может себя чувствовать защищенной.

Последнее слово в этой истории должен сказать Верховный суд. И его решение будет являться руководством для будущих дел по суррогатному материнству.

11.04.2016