Релизы

Bullitt вышел на рынок импортозамещения оборудования для добывающих компаний

Bullitt вышел на рынок импортозамещения оборудования для добывающих компаний

Как пишет «Эксперт», российские производители оборудования для горнорудной и металлургической промышленности вытесняют иностранных игроков. Это привлекает в отрасль новых инвесторов. Однако дальше успешно конкурировать будут те, кто сумеет развить инжиниринговую составляющую этого бизнеса.

Инвестиционный фонд Russian Friends Capital инвестирует три миллиарда рублей в компанию Bullitt (бывш.”Обогатительные комплексы”) – производителя оборудования для горнодобывающих и металлургических предприятий. Как рассказал Александр Поцелуев, сооснователь фонда (другие сооснователи – Александр Кузнецов и Олег Савченко), это будет производство полного цикла и инжиниринговый центр. Компания выходит на большой рынок: по данным Минпромторга, в 2018 году российские предприятия закупили такого оборудования более чем на 160 млрд рублей.

Кто-то под гору, а кто-то в гору

По данным Минпромторга, в последние годы доля российского оборудования на этом рынке растет: только за последние два года она увеличилась с 54 до 74%. При этом производители пользуются поддержкой государства – порядка двух миллиардов рублей составили субсидии и льготные займы от Фонда развития промышленности. Так что конкуренция в этом секторе обостряется.

Для иностранных производителей поставки оборудования для российской горнорудной отрасли очень привлекательный рынок, подчеркивает Екатерина Грумондз: “Если говорить о горно-обогатительной промышленности, то там оборудование изнашивается очень быстро и меняется несколько раз в год”. Причем производители получают прибыль не столько от продаж оборудования, сколько на постоянных поставках запчастей. А у российских заказчиков зачастую нет альтернативы покупке дорогостоящих запчастей у иностранного поставщика”.

На российском рынке присутствуют дочерние предприятия западных производителей горнорудного оборудования, но у них нет здесь полноценных производств. Например, “Веир Минералз”, “дочка” международной инжиниринговой компании Weir Minerals (один из лидирующих в мире производителей шламового оборудования), открывала сборочное производство насосных агрегатов в Смоленской области. Однако, по словам Олега Торопова (раньше он был техническим директором “Веир Минералз”), это был лишь имиджевый проект: “Мы просто распаковывали привезенные из-за рубежа ящики и навешивали на индийское оборудование португальские двигатели. Потом это сборочное производство, сделанное под одного заказчика, для которого была важна сборка в России, закрыли. Никто составлять конкуренцию собственным заводам в Англии не будет”.

Нужен свой чугун

Проект Bullitt реализуется поэтапно и включает в себя строительство производства резинотехнических изделий (запасные части для быстроизнашивающегося оборудования – рудоразмольных мельниц, насосов и т. д.; причем именно резинотехнические изделия составляют 40% применяющихся в горно-обогатительной промышленности запасных частей), механообрабатывающего производства и литейного цеха. Также на первом этапе создается инжиниринговый центр.

Не все комплектующие для оборудования Bullitt будут делать самостоятельно, но компания точно хочет иметь полноценное литейное производство, чтобы выпускать марганцовистую сталь: сейчас отливки возят из Европы, это дорого и очень долго. В литейном деле компания, кроме того, запланировала импортозамещающее производство высокохромистого белого чугуна, который отличается повышенной устойчивостью к коррозионным процессам. В мире его умеют отливать лишь несколько предприятий, утверждает Олег Торопов, а в России технология утеряна после распада СССР. “Были попытки ее возродить, делались похожие составы и сплавы, – рассказывает г-н Торопов. – Но сегодня они трудно воспроизводимы, хотя востребованы рынком”. Однако Bullitt продолжает работу над проектом производства этого чугуна, сотрудничая и с российскими инженерами и технологами, и с зарубежными.

Екатерина Грумондз добавляет: осознание того, что производство высокохромистого чугуна вполне реально сделать в России, пришло после посещения литейного предприятия Weir Minerals в Бразилии: “То, что никто не льет такой чугун в России, – это шанс для нас, которым грех не воспользоваться”.

Обновление неизбежно

Компания Bullitt будет концентрироваться на комплексных индивидуальных проектах. Хотя оборудование в горнодобывающей отрасли используется стандартное, есть множество нюансов на каждом ГОКе. “Да, это не rocket science, а просто качественная инженерная работа, чего у нас в России, к сожалению, нет, – утверждает Александр Поцелуев. – Часто там, где нужно подумать головой и необходима качественная инженерная составляющая, возникают проблемы. Проект Bullitt привлек наш фонд именно наличием инженерных компетенций”.

Интеллектуальная составляющая начинает играть все большую роль в горнодобыче. “Главный тренд в горно-металлургической отрасли – цифровизация, – говорит Максим Худалов, директор группы корпоративных рейтингов АКРА. – Основные направления развития включают в себя применение беспилотных горных машин, лазерных дальномеров, топографической привязки работ, 3D-моделирования, повышения информированности ИТР о ведущихся работах. Кроме того, оборудование по обогащению тоже морально устарело, современные технологии позволяют более эффективно извлекать полезные ископаемые (рудосепарация, более мелкий размол, внедрение биовыщелачивания и автоклавной технологии). Сейчас отечественная горнорудная отрасль выигрывает на мировых рынках за счет качества сырьевой базы и низкого курса российской валюты, однако в современном мире протекционизма и торговых войн не исключен сценарий валютных войн, что может поставить отрасль в трудное положение с учетом огромных затрат на логистику для наших производителей”.

Сегодня, по словам Максима Худалова, на рынок выходит большое количество российских инжиниринговых компаний. А крупные западные компании вынуждены открывать российские офисы, чтобы обходить санкционный режим и продолжать зарабатывать в России.

“Низкий курс российской валюты также помогает в завоевании российскими игроками доли на российском рынке инжиниринговых услуг. По отдельным оценкам, в 2016 году рынок инжиниринговых услуг в России составлял 120-145 миллиардов рублей, из них около 15 процентов приходилось на добычу полезных ископаемых”, – говорит г-н Худалов.

Потребность в обновлении основных фондов в российской добывающей отрасли довольно велика, отмечают в инвестиционной компании “Финам”. По данным Росстата, на которые ссылаются в компании, степень износа основных фондов по полному кругу организаций в 2017 году по виду деятельности “Добыча полезных ископаемых” составила: все основные фонды – 57,7%; машины и оборудование – 64,5%; транспортные средства – 56,2%. Как отмечают в “Финаме”, данных за 2018 год пока нет, но вряд ли ситуация изменилась значительно.

Именно сейчас у российских компаний есть хорошие возможности для выхода на рынок, считают в “Финаме”: из-за различных ограничений, связанных с изменением политической ситуации, часть иностранных производителей техники и оборудования либо сами отказались поставлять продукцию в Россию, либо не смогли это делать. Однако есть большое “но”, связанное с тем, что в России очень мало (если вообще они есть) инжиниринговых компаний-агрегаторов, способных осуществлять комплексные проекты в добывающих отраслях. Кто-то может быть готов поставить на проект шаровые мельницы, обслуживать их и так далее, но при этом совершенно ничего не знает о различных системах связи, КИП и автоматике, которые тоже нужно установить на ГОКе.

В Bullitt как раз намерены развиваться в направлении агрегатирования и оснащения добывающих предприятий “под ключ”.

“Необходимо понимание работы всей цепочки ГОКа, чтобы правильно подобрать смежное оборудование, от которого будет зависеть весь технологический процесс, – говорит Олег Торопов. – В России была утеряна инженерно-техническая база, у нас обогащение не преподается в институтах должным образом. И этим отсутствием компетенций последние годы пользовались наши западные партнеры”.

Тем не менее, по мнению Олега Торопова, предубеждения перед российским продуктом на рынке уже почти нет: “Мы успешно вывели российский бренд “Буллит”, который полностью заменяет иностранный. Например, в “Северстали” поначалу скептически к нему отнеслись. Но мы предложили заказчику смотреть не на бренд, а на эффективность работы оборудования”.

Компания Bullitt уже начала работу с заказчиками, рассказывает Екатерина Грумондз. – По ее словам, заключен контракт с ММК, начался крупный проект с АО “АГД Даймондс” (Архангельск), кроме того, есть ряд проектов с “Северсталью”, “Евразом”.